Мария Людковская: «Я сразу же согласилась перевести «Правду о Салли Джонс»»

Так случайно получилось, что я переводила Якобу Вегелиусу устно, когда он приезжал в Москву, потому что по-русски вышла его первая книга о Салли, которую переводила вовсе даже не я, а другой переводчик, Ирина Смиренская. И тогда я совершенно влюбилась в его работы и в то, как он работает, и как об этом говорит, меня поразили его кропотливость и размеренность, к которым я всегда очень стремлюсь, но воплотить в собственной жизни и работе никак не могу. И вообще — он сам.

Он рассказывал про своих любимых художников (один из них, например, Билибин), про то, как создает свои иллюстрации, сколько времени уходит на одну-единственную виньетку (и даже показывал фото своего рабочего места — помню, я очень позавидовала порядку на его столе, как ровненько на нем лежала бумага, и захотелось тоже стать художником, или хотя бы иметь вот такой аккуратный стол и порядок в руках и в мыслях).

Еще он говорил о своем путешествии в Антарктиду на шведском ледоколе — Якоб был в этой экспедиции таким что ли судовым художником и делал путевые заметки и зарисовки, из которых потом родилась книжка «Рисунки из Антарктиды». Он, кстати сказать, с юности увлекался морским делом и в шестнадцать лет даже ходил под парусом из Гётеборга в Лиссабон.

Короче говоря, когда мне предложили перевести «Правду о Салли Джонс», я, даже не открыв книгу, сразу же согласилась. Оказалось (именно оказалось, потому что первая книга о Салли — это такой графический роман и слов здесь меньше, чем картинок), что он пишет точно так же, как рисует, так же неспешно, ясно и точно — описывает ли устройство гармоник, паровой котел, первые самолеты или дворец махараджи. И когда читаешь/переводишь, хочется не только часами любоваться завораживающими иллюстрациями и описаниями, но и немедленно отправиться во все те места, о которых идет речь, послушать фаду в Лиссабоне, попробовать вкуснейшие паштейш де ната, прокатиться на лиссабонском трамвае, пройти Суэцкий канал и проехать на поезде по Индии.

Наверное, поэтому сразу принимаешь эту полусказочную действительность и веришь в гориллу, которая ходит механиком на корабле, расследует загадочное убийство, чтобы добиться справедливости и оправдать друга, и даже пишет об этом целую историю.