Якоб Вегелиус: о формате комиксов и работе над книгами о Салли Джонс

 

В недавнем интервью для dn.se Якоб Вегелиус рассказал, что в «Легенде о Салли Джонс» форма иллюстраций с короткими подписями дала ему возможность приблизиться к языку комиксов, к которым он стремился с тех пор, как начал рисовать и писать собственные истории в возрасте 10 лет. Он из поколения, которое читало в детстве комиксы, и он до сих пор знает наизусть все выпуски Тинтина.

Публикуем фрагмент интервью:

 

Формат комиксов мне очень близок, и я и сам пытался рисовать комиксы, но ничего не выходит. Я не умею писать весёлые реплики в баблы, я могу только писать авторский текст. Ближе к формату комиксов я подойти не смог, но, на мой взгляд, всё получилось хорошо. Я очень радовался, когда работал над «Легендой о Салли Джонс», и это по-прежнему книга, которой я больше всего доволен.

Но в «Правде о Салли Джонс» он ушел от формата графического романа, чтобы не получилась точно такая же книга. И раз Салли научилась писать, автор позволил ей самой стать рассказчицей. То, что Салли не умеет говорить, изначально не было сделано непреднамеренно, но уже впоследствии автор обнаружил, что это очень удобно, что в глазах людей она продолжает оставаться животным.

Она не мужчина и не женщина, не ребёнок и не старуха, не богатая и не бедная. Она одинаково хорошо и одинаково плохо вписывается во все человеческие социальные среды, и благодаря этому её можно поместить куда угодно. Люди могут показывать себя перед ней без прикрас, потому что никто не стесняется перед обезьяной. Она может слушать все разговоры и узнавать все тайны. Она также становится как бы лакмусовой бумажкой для характеров людей, которых она встречает. Ведь то, как человек спонтанно обращается с животным, очень многое говорит о человеке.

Книга «Фальшивая роза» (третья часть о Салли Джонс) выросла из загадочной истории корабля «Хадсон Квин». В поисках правды экипаж корабля – машинист Салли Джонс и шкипер Генри Коскела – отправляется в Шотландию и в подпольный мир Глазго. Там их путешествие принимает роковой оборот. Эта книга отчасти выросла из того, какое судно герои купили в первой книге. Тогда Вегелиус просто хотел найти маленькое паровое судно, которое интересно было бы рисовать, и его зацепило изображение «Клайд Паффера».

Когда потом он почитал об истории этой модели судов, узнал, что она тесно связана с Глазго, где они были разработаны для доставки почты на Гебриды и для прочего околоберегового сообщения. А поскольку основная интрига в «Фальшивой розе» связана с тайной из прошлого их собственного судна, реальная история повлияла на то, что повествование направилось в сторону Глазго.

В 1920-е годы Глазго называли европейским Чикаго. Город был прибежищем гангстеров, и в этом заключается вторая причина того, что повествование направилось туда. Вегелиус всегда мечтал написать гангстерскую историю, ведь он обожает гангстерский эпос начиная от Корлеоне и заканчивая «Перекрёстком Миллера» братьев Коэнов.

Первая моя мысль, конечно, была о Нью-Йорке, он даже съездил туда с семьёй и совершил разведвылазку в музей гангстеров, и много читал о сухом законе, но всё это было словно минное поле шаблонов. Всё это было уже таким заезженным. А в Шотландии автору удалось подняться на борт одного из последних «Клайд Пафферов» на ходу.

Источник 

Якоб Вегелиус

«Любая книга для меня — повод придумать фантастические пейзажи и персонажей». Интервью со Свеном Нурдквистом

В феврале на русском языке вышла новая книга Свена Нурдквиста «Дорога домой». Это увлекательное путешествие за загадочным мирам, в которых маленький герой встречает множество причудливых персонажей, попадает в забавные ситуации, а за углом его ждут неожиданные сюжетные повороты. Мы поговорили со Свеном Нурдквистом. 

В большом сердце читателя хватит места для всех

1 декабря на ярмарке non/fictio№ 25 состоялась панельная дискуссия «Таких книг не было в нашем детстве». Это уже вторая дискуссия на эту тему, которую проводит издательство «Белая ворона». Как показывает жизнь, меняются времена, меняются люди, меняются книги, и новые вполне взрослые проблемы все чаще оказываются в фокусе современных книг для детей и подростков. Подобные беседы позволяют хотя бы отчасти увидеть, какие именно процессы происходят в современной российской детской и подростковой литературе.

Таких писателей не было в нашем детстве!

7 апреля на ярмарке non-fictio№-ВЕСНА мы организовали дискуссию «Таких книг не было в нашем детстве. Новые культурные коды детской литературы». Мы позвали детских писателей Зулю Стадник, Людмилу Потапчук, Дмитрия Сиротина, Дениса Сокоротягина, литературного критика и поэтессу Ольгу Лишину обсудить, как эти сложные темы входят в современную российскую детскую литературу и что чувствуют и переживают авторы, когда затрагивают непростые вопросы в своих текстах. Мероприятие получилось очень искренним. Записали и расшифровали для вас самые интересные вопросы и ответы писателей.