Отмечаем День учителя

Мы по-своему отмечаем День учителя — готовим к отправке в типографию новую редакцию романа Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз».

«Вы — человек особенный, вы — учительница. Вот и научите меня, помогите мне. Я заблудился и устал взбираться вверх по лестнице, ведущей вниз».
Я тоже».

Мы по-своему отмечаем День учителя — готовим к отправке в типографию новую редакцию романа Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз». А вы знаете, что этот роман, когда-то культовый в Америке бестселлер, уже давно не переиздавался на бумаге даже у себя на родине? И хотя в России он остаётся одной из самых популярных книг о школе, советская редакция традиционно прилизала его так, что трудные подростки говорили здесь гладко и ровно, словно советские пионеры. Так что новое издание впервые даст нам возможность прочитать этот роман таким, каким написала его Бел Кауфман. Поздравляя всех учителей с праздником, мы выбрали для них несколько цитат из новой редакции книги.

«Лучшие отметки попадают ловкачам и зубрилам. Отметки зависят от запоминания, а не от знаний. Набивая себе голову, поднажмешь перед контрольной, получишь хорошую отметку, а назавтра все забудешь. Какое это образование?»

«Привет, училка, вы вернулись?» — здоровается со мною один из моих мальчишек.
«Я не „училка“, а учительница. И у меня есть имя. Тебе бы понравилось, если б я обратилась к тебе: „Привет, зубрилка!“?»
«Еще как!»
«Почему?»
«Значит, вы наша».

«Если нет сил, то и небеса не помогут — очень правильная мысль, и я ею пользуюсь в жизни. Это показывает, что ваши уроки влезли в голову, а не только по ней барабанили».

«Любовь — высшее человеческое чувство. Оно требует взаимности. Я хотела, чтобы все мои ученики любили меня, все — от А (Аллен) до Я (Янг) по классному журналу. „Полюбите и вы нас“, — просили они. Но у меня не было к ним подлинных чувств. „Полюбите меня, полюбите меня!“ — призывали Алиса и Вивиан и все остальные. Может быть, теперь я сумею».

(фотография — New York Times)